У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Relapse Collapse

Объявление

Добро пожаловать на Relapse Collapse! Мы рады приветствовать вас на ролевой посвященной вселенной Marvel и хотим сказать, что вам не стоит засиживаться на главной странице - пишите в гостевую, регистрируйтесь, приятная игра и общение вам гарантированны!


Новости: На проекте стартует зимней период, подготовка к Новому году, обновление много всего и активизация рабочей атмосферы. Как-то так.


Руководство: Clint Barton, Bobbi Morse.
Навигация: гостевая, о проекте, сюжет, хронология, правила, список персонажей, акции, занятые внешности, шаблоны анкет, запрещенные персонажи, баннеры.


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


Р О З Ы С К И В А Ю Т С Я :
Т А К Ж Е Н У Ж Д А Е М С Я :

В участниках команд Мстители, Фантастическая Четверка, Люди Икс, Братство Мутантов, и членах оргназаций Щ.И.Т. и ГИДРА.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Relapse Collapse » флешбэк. » B U D A P E S T


B U D A P E S T

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

B U D A P E S T

http://s56.radikal.ru/i152/1302/e0/336b506f5583.gif

Участники эпизода: Клинт Бартон & Наташа Романофф.
Время, когда происходят события: Октябрь 2008 г.
Место, где происходят события: Венгрия, Будапешт.
Описание событий: Крупный криминальный авторитет (Макс Ковач), специализирующийся на продаже опасного оружия и подобных технологий, совершенно случайно дал о себе знать. Незамедлительно Щ.И.Т. отправляет пару агентов на захват Ковача. Наташе и Клинту требуется без лишней шумихи развязать венгру язык, узнать о последней продаже и предстоящей, чтобы оперативники Щ.И.Т.а смогли поймать двух зайцев сразу. Начало миссии задалось и все могло бы пройти как по маслу, но так бывает только в мечтах...

0

2

- Ты все запомнил? – Наташа Романофф и Клинт Бартон стояли в номере одной из неприметных гостиниц Будапешта, готовясь к своему очередному заданию. На этот раз Фьюри отправил их в самое сердце Венгрии, чтобы прижать еще одного опасного для мирового сообщества гражданина, забавляющегося с совсем недетскими игрушками. – Мы делаем вид, что ссоримся, а потом я уже применяю свою «технику», цепляя Ковача на крючок. Когда мне удастся остаться с ним наедине, начинается твой выход, главное – не потеряй меня из виду. – Хмыкнув, Таша поправила на шее Хоукая узел галстука и едва заметно улыбнулась. В принципе, она не сомневалась в нем, но хотелось отработать план до мельчайших деталей, чтобы в процессе избежать каких-либо форсможоров.
Два агента антитеррористической организации  должны были проникнуть на VIP прием, устраиваемый местными сливками общества, где, судя по разведданным ЩИТа, планировал появиться Макс Ковач, разыскиваемый ими криминальный авторитет, занимающийся разработкой и продажей опасных технологий и оружия. Достать приглашения для ЩИТа не составило особой сложности, а Ник создал им великолепное прикрытие – они два крупных бизнесмена, деловые (и не только) партнеры, делающие первые шаги по ступеням черного рынка. Весьма перспективная парочка, но самое главное – невероятно богатая. Отличный улов для таких, как Макс Ковач и его окружения, ведь подобные светские рауты устраиваются именно для того, чтобы наладить новые выгодные связи.
Черная Вдова последний раз окинула свой внешний вид в зеркале и довольно кивнула: длинное приталенное черное платье из дорого материала выгодно струилось по ее женственной фигуре, подчеркивая каждый изгиб и округлость форм, а широковатые бретели, завышенная талия и откровенное декольте вкупе с таким же вырезом на спине, на котором контрастировали хаотично разбросанные огненно-рыжие кудри, добавляли всему образу сексуальности, несколько дикой, но в тоже время шикарной, будто говорящей «да, я знаю себе цену». Высокая шпилька на изящных босоножках в тон сделала девушку выше и тем самым еще привлекательнее, а массивное ожерелье и серьги с красными камнями, которые невооруженным глазом нельзя было отличить от рубинов, послужили прекрасной маскировкой для встроенных в них микронаушника, с помощью которого шпионка могла связаться с напарником, нескольких жучков и микрокамеры. Полезный наборчик для сегодняшнего вечера.
- Представляю, сколько ЩИТ угрохал на наше «обмундирование».  – Скривив накрашенные полные губы от мысли, что на такую сумму можно было бы как минимум накормить одну голодающую страну в Африке, Нат обернулась к Бартону и, прищурив подведенные синие глаза, смотревшиеся сейчас особенно темно, хлопнула его по плечу, направляясь к выходу из комнаты. – Пошли.
Теперь, на фоне такой, мягко говоря, скромной обстановки номера, оба, в своих ослепительных и жутко дорогих нарядах, выглядели весьма странно, даже парадоксально. Как назло, подобный вид таил за собой некоторые неудобства. Например, Романова не могла взять с собой пушку, ее банально не было куда положить, лишь поместив в свою маленькую сумочку-клатч парочку электрошокеров, именуемых как «Укус Черной Вдовы», агент вышла за дверь. Кстати, надо признать, мощный получался укус... в 30000 вольт.
По дороге Таша практически все время молчала, сосредоточенно смотря на город в окно, пока их вез личный шофер на не менее крутой тачке, чем их собственный внешний вид (опять же, спасибо Фьюри). Девушка по старой-новой привычке хотела запомнить каждую улочку до мельчайших подробностей, каждый поворот, чтобы знать, как лучше и безопасней продумывать их отход, когда придет время.
Благополучно пройдя «фейс-контроль», а если точнее, показав свое приглашение, Вдова и Хоукай, натянув слащаво-вежливые улыбочки, под ручку, вошли в зал. Внутри уже толпилась куча народа, все безумно вычурные и важные, горстками разбросанные то тут, то там. В ярком свете дамы сияли, как начищенные самовары, а мужчины создавали впечатление их «Кенов». Между приглашенными гостями сновали официанты в белоснежной форме, с подносами элитного шампанского и вина. Но их цели шпионка не замечала.
- Ковача еще нет. – Тихо прошептав на ухо лучника, Таша осмотрела зал еще раз.

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-08-08 02:34:02)

+2

3

внешний вид.

- Конечно все, - улыбнулся Бартон, слушая повтор плана, который Наташа любезно воспроизвела.
- Не потеряй меня из виду? - усмехнулся агент, наблюдая, как Вдова поправляет пальцами его галстук, - Это был сарказм? - Клинтон застегнул пару пуговиц на манжете. Конечно, Романову можно было понять, всегда хочется быть уверенным в том, что все пройдет гладко, даже в таком, ха-ха, пустяковом задании. Макс Ковач страшно согрешил, засветившись в Будапеште, и навлек на себя беду в виде пары оперативников Щ.И.Т.а. Он бы не вызвал никакого интереса если бы не продавал опаснейшее оружие и чужие разработки, например такого мэтра как Тони Старка. И вот Клинт Бартон и Наташа Романофф стоят в номере гостиницы и собираются на банкет, где встретят Ковача, который кстати будет не единственным криминальным лицом.
- Ты отлично выглядишь, - буркнул Хоукай, бросив оценивающий взгляд на стоящую спиной Наташу, которая любовалась собой в зеркале. «ОН обязательно клюнет, на эту удочку», - подумал агент, слегка дернув ворот пиджака. Да, за этой сногсшибательной внешностью скрывалась хладнокровная убийца, если бы Клинт не знал её, то никогда бы в это не поверил. Но, тем не менее, может Хоукай и не умел, пройдя мимо и повиляв попой заставить жертву пускать слюни и идти за собой, зато за эти самые слюни он прекрасно выбивал зубы.
- Представляю, сколько ЩИТ угрохал на наше «обмундирование».
- Ха, а я даже представить не могу, - прыснул Бартон, застегнув на запястье часы, которые не только показывали время. Клинт долго думал, стоит ли брать с собой пистолет, ведь на банкете и так будет море оружия – ложки, вилки, ножи и прочая кухонная утварь. Поэтому, если его захотят не пустить с оружием, оставил кольт, которому бы предпочел старый, добрый кох, в номере.
Агенты покинули гостиницу провожаемые взглядами посетителей и рабочего персонала - уж слишком дорого они смотрелись на фоне скромного интерьера. В блестящем, черном БМВ ехали молча, смотря в разные окна автомобиля и запоминая улочки. Все-таки Европа была сказочно красива, особенно поздним вечером.
Наконец машина остановилась, агенты миновали проходную и оказались в большом просторном зале.
- Ковача еще нет, - тихо произнесла Нат, Клинт улыбнулся.
- Я вижу, - язвительно произнес мужчина, поймав пальцами, бокал шампанского с подноса проходившей мимо официантки и сделал глоток, - оп-па, а вот и он, кажется, - Бартон указал рукой с бокалом в сторону длинного стола, где свое место занимал средних лет мужчина с наглым взглядом и седым подбородком. Ковач еще не спешил опускаться на стул, он возвел руки к потолку и пару раз щелкнул пальцами. Небольшой оркестр на сцене заиграл.
- Господа и прекрасные дамы, - громко произнес он, - предлагаю танцевать.
Кто-то сразу закружился в вальсе, кто-то предпочел остаться на месте и продолжить разговор. Бартон, не допив шампанское и решив, что сделает это потом, поставил бокал на поднос очередной проходящей мимо официантки, опустил руку Вдове на талию и протянул ей ладонь.
- Потанцуем?

+2

4

- Не будь таким букой, Бартон. – Скорчив на секунду притворно недовольную мину на его язвительное замечание, Наташа, взяв пример с напарника, подхватила себе с подноса бокал вина, но тут же поставила его обратно, не успев сделать и пары глотков, когда Клинт указал на того, кто должен был сегодня стать главным гвоздем в их личной программе. Почему-то глядя на преступника, пить как-то сразу расхотелось, не то, чтобы мужчина был противен собой, но в целом Вдову раздражали подобные экземпляры.
«Типичный лощеный «кот», привыкший чувствовать себя королем, и чтобы люди падали к его ногам». – Презрительно про себя хмыкнув, Романова оценила куда им лучше всего стоит встать танцевать, чтобы Макс обязательно обратил на них свое внимание, точнее, в большей степени на неё, конечно же. По залу разносилась приятная музыка и многие уже разбились на парочки, кажется, даже сам Ковач успел подцепить какую-то блондинку и они начали кружиться в медленном вальсе. Приглашения Хоукая тоже не заставило себя долго ждать.
- С удовольствием. – Улыбнувшись лучнику, Нат сжала его протянутую ладонь и пошла следом на середину помещения, один раз незаметно подтолкнув напарника чуть левее, чтобы полностью оказаться в поле зрения преступника. Прижавшись к нему всем телом, лишь чуть отстраняя назад верхнюю часть корпуса, одной рукой обнимая за шею, а второй продолжая легонько сжимать его пальцы, девушка двинулась в такт музыке и своего партнера.
- А ты отлично танцуешь. – Заметив, как Бартон плавно, легко, и даже грациозно ведет в танце, шпионка не поскупилась на комплимент, невольно дернув удивленно бровью. Нет, она не ожидала, что Клинт начнет оттаптывать ей ноги или двигаться, как медведь, но все-таки не представляла его в подобной обстановке, среди всех этих расфуфыренных особ, кружащих под мелодичную классическую музыку.
Находиться рядом с ним было приятно, чувствовать его тепло и тонкий аромат одеколона, ее любимого, кстати, еще больше. Хотелось хотя бы на мгновение забыть, что они оба на задании и окунуться в этот момент, в этот танец, представив, что они обычные люди, попавшие на прием, а не суперагенты, которые должны выбивать информацию из какого-то там бизнесмена, но нельзя. Им ничего было нельзя... Вот и музыка подходит к концу, а это означает, что пора начинать воплощать их план в жизнь, пока Ковачу не взбрело в голову куда-нибудь деться.
- Приготовься. – Одними губами прошептала ему Таша и бросила на него один из сигнальных взглядов.
- Знаешь, дорогой, с твоей стороны – это уже неслыханная наглость. – Послышался звук шлепка. Вдова дала Бартону ощутимую пощечину. Голос агента внезапно стал свирепым, но она не кричала на весь зал, чтобы не привлекать к ним внимание кого-то из дальних уголков, лишь Макса Ковача и нескольких ближайших пар. – Ты даже здесь не можешь удержать свою кобелиную сущность! – Почти шипела она, словно разъяренная змея, краем глаза подмечая, что рыбка клюнула и сейчас несколько удивленно смотрит на нее во все глаза, позабыв о своей партнерше. – Что ж ты стоишь все еще рядом, иди, цепляй очередную брюнетку. – И бросив на него полный обиды и гнева взгляд, Романофф окончательно оттолкнула от себя Клинта. Лучше перехватив свою маленькую сумочку, шпионка резко развернулась на каблуках и гордо прошествовала в другой конец танцпола, к выпивке, не забыв при этом пройти в непосредственной близости от преступника, оставляя в воздухе едва уловимый шлейф собственных духов.
Взяв со столика бокал с шампанским, Наташа буквально кожей почувствовала, что к ней кто-то приближается, а когда расстояние сократилось до минимума, она окончательно поняла, что это Макс Ковач. Незаметно улыбнувшись самой себе, поздравив, что все вышло именно так, как ассасинка и задумывала, Романова резко обернулась, одним движением руки выплескивая часть содержимого бокала на пол и слегка задевая дорогущий пиджак мужчины.
- Ой, простите! Господи, какая же я неуклюжая. – Начала тут же сетовать шпионка, отставляя алкоголь в сторону. – Я не хотела, правда, совсем Вас не заметила... – Как можно более расстроено выдохнула она. – Неудачный сегодня вечер... – А здесь ее голос стал чуть ли не предвещающий слезы. Нат всегда была превосходной актрисой, поэтому состроить из себя несчастную овечку, обиженную всем миром, надуть губки, кинуть вовремя кокетливо-наивный взгляд не составило никакого труда. Сейчас Ковач подумает, что она легкая и к тому же несколько бестолковая добыча, но при этом красивая, только что поругавшаяся со своим ухажером, а значит, за любой комплимент готовая растаять, словно мороженое на солнце, как раз именно то, что нужно для развлечения на один раз.

+2

5

И предложение, и согласие на танец, само собой были преднамеренными. Чтобы привлечь к себе внимание Ковача пришлось танцевать едва ли не перед самым его носом.
- Благодарю, - Бартону прельстило, что его умение танцевать оценили, - ты тоже отлично двигаешься.
Конечно, о том, как великолепно держалась Наташа, молчать было трудно, ту легкость и мягкость, которую Клинт ощущал руками, осторожно наклоняя ее, сложно было сопоставить с её родом деятельности. Увы, агента тогда и в проекте не было, когда Романова выходила на сцену в пуантах и пачке, но все же, он чувствовал в её танце сильную, оцененную миром по достоинству, русскую балетную школу. Взгляд мужчины так и гулял по изгибам её тела, замирал на глазах, уходил куда-то в сторону и снова возвращался к любованию партнершей. Бартону было как-то стыдно за свои слабые познания в искусстве вальса, пусть Наташа и дала столь высокую оценку, а сам он никогда не сомневался в собственной пластике и чувстве ритма, она ведь профессионал, а он учился лишь для дела.
- Приготовься.
Хоукай как-то сразу не успел сообразить, чего хочет напарница, но получив смачную пощечину, немедленно вошел в образ.
- О да, с тобой-то её удержишь! – рявкнул он, театрально возведя руки к потолку и подавшись вперед. Признаться схлопотать пощечину бы несколько неожиданно, по крайней мере агенту и в голову не могло прийти, что розыгрыш ссоры начнется именно с неё. Получив оскорбленный толчок, Бартон издевательски махнул пальцем в сторону удалявшейся Наташи, - Вот и отлично! Давай, уходи, через минуту сама же приползешь ко мне!
Подавив в себе желание нецензурно выразиться, Клинтон отобрал у стоящего рядом удивленного мужчины полупустой бокал шампанского, и в один глоток осушил его, после вернув его обратно. С Вдовой они разошлись в разные концы зала. Сокол встал спиной у стены, пару раз потер обожженную хлестким ударом щеку и скрестив на груди руки устремил взор туда, где остановилась напарница.
- Что, неприятно, когда такие девочки уходят?
Бартон поднял глаза на подошедшего мужчину, который воодушевленно размахивал бокалом с красным вином.
- Да, у меня, таких как она, знаешь сколько?! – вызывающе бросил агент и снова посмотрел в дальний угол. Конечно, таких как Наташа, нужно было поискать, но что только не скажешь чтобы лишние уши не оставили тебя в покое. Причем сработало, парень махнул рукой и пошел дальше хлебать спиртное, а Бартон вернулся к объекту наблюдения. Неловкий поворот и шампанское льется на дорогой костюм Ковача. Клинтон невольно прыснул и оттолкнулся от стены, на случай если Вдова и её жертва придут в движение.

+2

6

- Не берите в голову, все в порядке. – Бархатный тон мужчины резанул слух, да-да, именно резанул, потому что он явно наводил ассоциацию на удава, готового вот-вот проглотить своего кролика, но Наташа не подала виду. Краем глаза она заметила, что Клинт стоит в противоположном конце зала и тайно наблюдает за ними, от этого становилось спокойнее. – Это я виноват, подошел слишком тихо и слишком близко. Дурацкая привычка. – Продолжал Макс, прожигая девушку своим хитрым зеленым взглядом, при этом от Вдовы не ускользнуло то, как он пробежался по ее фигуре, оценивая. По самодовольному выражению лица было понятно, что «отбор» она прошла.
«Мерзкий». – Заключила девушка про себя, но профессионально продолжала играть свою роль. Незатейливым движением руки шпионка заправила выпавшую прядь рыжих волос обратно за ухо, тем самым включая наушник на серьгах, чтобы Бартон мог слышать их, и смущенно продолжала спектакль.
- Мне, правда, так неловко, чем я могу загладить свою вину? – Милая улыбка медленно растягивалась на ее губах, будто становясь знаком того, что Романова совсем не против флирта и собеседник ей действительно приглянулся, а в подтверждение этого, Черная Вдова взяла со стола салфетку и осторожно промокнула маленькое расползшееся пятно на его пиджаке. Рука Таши тут же была перехвачена, и через секунду преступник уже галантно поднес ее к своим губам.
- Такой красивой девушке можно простить многое, а уж о подобной мелочи волноваться вовсе не стоит... Но если хотите загладить вину, подарите мне танец. – Он обольстительно ухмыльнулся, когда одна мелодия сменилась другой, вновь приглашая пары на танцпол.
- С радостью, господин... – Шпионка замялась, делая вид, что не имеет понятия, с кем познакомилась и вопросительно дернула бровью, приобнимая партнера за шею, когда они оказались в центре комнаты, медленно двигаясь под музыку.
- Макс Ковач, а с кем имею честь танцевать я? – Прижимая девушку к себе, без зазрения совести проводя кончиками пальцев по ее открытой спине, контрабандист  продолжал увлекать Нат под звуки музыки, не сводя с нее глаз.
- Нэнси Рашман. – Ответ с вымышленным именем получился почти на выдохе, потому что мужчина излишне откровенно наклонил ее вниз, сам нависая буквально в паре сантиметрах от губ агента, но через мгновение вновь возвращаясь в исходную позу.
«Так, кажется, пора переходить к следующему этапу...»
- Тот молодой человек, с которым Вы поссорились, Ваш муж, жених? – Как бы невзначай поинтересовался Ковач у партнерши, на что Романова поспешно отрицательно помахала головой, натягивая при этом обиженное выражение лица.
- Просто партнер..., а я слишком многое себе придумала. – Танец подходил к концу, а оставаться на второй у Наташи не возникало никакого желания, хотелось скорей перейти ко второй части работы – допросу. – Здесь так душно, я бы прогулялась... – Не давая вставить слово, навязывая Максу свои правила. Если он сейчас уйдет в ее обществе, никому даже в голову не придет что-то заподозрить, прекрасно понимая, куда в таком случае может исчезнуть этот человек.
- Могу показать Вам дом, если желаете, здесь есть на что посмотреть, а я заодно переоденусь. – Ковач подставил девушке локоть, приглашая идти за ним и Вдова, расплываясь в довольной улыбке, кратко кивнула, говоря, мол, «с удовольствием».
Он показывал ей особняк, который, как оказалось, принадлежал кому-то из его дружков, собственно, одного из хозяев сегодняшнего банкета. Каждая комната здесь, в отдельности должна  стоить целое состояние, столькими бесценными «цацами» были напичканы помещения. Наташа делала вид, что с интересом слушает про то, к какому веку принадлежит та или иная картина и ваза, с восхищением посматривая на собеседника, небольшими глоточками отпивала свое шампанское, она сбилась, какой бокал это был по счету, но подобная «попойка» входила в ее план. Ковач уже давно сменил свой испачканный пиджак, а если точнее, просто предпочел остаться в рубашке, надо признать, мужчина не пил, что немного выбивалось из общего сценария, который они с Хоукаем прорабатывали накануне.
«Видимо, сразу придется действовать грубой силой... или не придется...»  – Вдова на ходу вносила коррективы в свои следующие шаги.
В одной из комнат они остались наедине, судя по обстановке это был кабинет. Посудив, что подходящее время наступило, Романова сделала вид, что оступилась, причем прямо в руки Макса.
- Кажется, я перебрала с шампанским... всегда быстро пьянею. – Язык немного заплетался, и тихонько рассмеявшись, девушка коснулась ладонью своего лба. – Спасибо, что не дали упасть.
Забавно, что Нат в принципе не могла опьянеть, разве что, выпив за раз ведро абсента. Вот они, издержки введенной сыворотки – повышенный метаболизм,  а иногда действительно хотелось, нет, не так, иногда это было действительно нужно.
Отпускать ее преступник явно не собирался. Его руки скользили по талии шпионки, приближая к себе еще сильнее, а губы уже касались изгибов шеи.
«Клюнул. Хм, вырубить его сейчас или еще поиграть и дождаться Бартона?..»
Действия Ковача становились все настойчивее и активнее, что порядком раздражало, но Вдова не спешила себя выдавать, отвечая на его ласки и ожидая, что по идее, Клинт должен появиться с минуты на минуту на сигнал ее жучка. Дав напарнику еще максимум минут десять, шпионка исправно выполняла свою партию. Если же нет, то придется ей, каким-то образом, тащить это тело к черному входу одной...

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-08-09 22:49:10)

+2

7

Бартон не сводил глаз ни с Наташи ни с Ковача. Стоя у одной из колон он медленно попивал шампанское, следя за тем, как Наташа выполняет свою работу. Причем выполняла она её настолько блестяще, что в душу Клинта закралось чувство ревности. Ну, сами подумайте, пару минут назад вы танцевали с рыжеволосой красавицей, а потом мало того, что получили по щам, так еще и вынуждены наблюдать, как она кружится в вальсе в руках вашего врага. "Не могу поверить, меня коробит, что этот урод поцеловал ей руку и сейчас танцует с ней! Отличный повод на нем размяться", - Клинтон не моргая, наблюдал за напарницей и Максом, сведя брови.
- Скучаешь? - послышался за спиной томный голос. Мужчина повернул голову - рядом с ним стояла шикарная брюнетка с голубыми глазами. Она буквально пожирала Сокола взглядом, её ярко накрашенных губ коснулась легкая улыбка.
- Нет, - отрезал Бартон, отвернувшись и поболтав в бокале напитком, - нам с шамапнским очень весело.
- Ты со всеми такой… колючий? – она подошла ближе. Втянув носом аромат её духов, мужчина криво улыбнулся.
- Мне сейчас не до развлечений, - он наклонился к её лицу и шепотом добавил, - в другой раз.
Рука дрогнула над её полным бокалом, отправляя туда каплю «волшебного сиропа», как называл его Бартон, который через пару глотков нагонит на девушку сон. Агент взмахнул ладонью, выпрямляясь, и маленький пузырек исчез в его рукаве. Подмигнув брюнетке, Сокол предпочел удалиться в другую часть зала. Увы, женщины бывают настойчивы, поэтому приходится так поступать, а когда у тебя в ухе звучит пара голосов, отвлекаться и вовсе не стоит.
- Здесь так душно, я бы прогулялась...
«Я вам сейчас прогуляюсь», - яростно пронеслось в голове, и Клинтон поспешил найти глазами Наташу, что в принципе сделать не трудно, когда у напарницы роскошная копна рыжих волос. Лучник подождал, пока за парой закроется дверь, допил шампанское и, прождав около минуты, пошел следом. Убедившись, что за ним самим никто не следит, мужчина посмотрел на часы. Повернув колесико, обычно предназначенное для настройки времени, агент сменил циферблат на мини изображение плана здания, где светлой точкой, как в компьютерной игре, было отмечено нахождение Романовой. Не торопясь он шел почти тем же маршрутом, которым Ковач проводил экскурсию Вдове, лишь иногда заходя с другой стороны коридора. «Невыносимый болтун», - слушал Бартон речи контрабандиста, уже ненавидя его лишь за сам факт существования. Вот их прогулка закончилась в каком-то кабинете, Клинт прислушался, сбавив шаг. После благодарных слов напарнивы нависла таинственная тишина. Агент на секунду застыл, и стоило ему расслышать звуки поцелуев, как он сорвался с места, едва не оставив на блестящем полу черные следы от туфель.
Бартон ворвался в кабинет и налетел на Ковача. Толкнув мужчину, тем самым уронив на пол, Клинтон решил продолжить спектакль, который они с Романовой начали разыгрывать еще в зале:
- Ага, поймал я вас, - не своим голосом завопил агент, схватив венгра за узел галстука, - Я так и знал! - Бартон рассек воздух указательным пальцем, ткнув им в сторону Наташи и снова повернувшись к Ковачу, от души ударил того кулаком в лицо.

извини за траблы в конце, с телефона неудобно.

+2

8

Глядя, какими темпами действует Ковач, Наташа решила, что нет у Бартона никаких пяти, а уж тем более десяти минут. Спать с этим уродом она точно не собиралась и уже хотела врезать мужчине в солнечное сплетение, да затем вырубить окончательно, припомнив потом напарнику, что значила ее фраза «не теряй меня из виду», но Клинт, словно почувствовав, через секунду вломился в кабинет.
- Что за?.. – Преступник явно был, мягко говоря, застан врасплох, особенно он не ожидал, что его начнут бить по морде мощными кулаками, а у Хоукая удар был силен... очень силен.
- Упс..., какая незадача... – Романова развела руками, как только высвободилась из мужских объятий. От ее опьяневшего состояния не осталось и следа, а взгляд стал колючим, не предвещающим ничего хорошего. Девушка пристально смотрела на объект, словно исследуя его с ног до головы. – Кажется, вернулся ревнивый партнер, а ведь говорил, что это я к тебе приползу. – Усмехнувшись, Черная Вдова  поддержала игру, которую они начали еще в зале, кошачьей походкой направляясь к двери, чтобы ее запереть, предварительно осмотрев коридор на наличие посторонних ушей.
- Пока чисто, но ты бы потише, не хочется устраивать здесь бойни. Да..., мозг ему весь не выбей, а то нам не останется, что выяснять. – Таша несколько удивленно смотрела на то, с каким усердием агент пытался вырубить противника, правда, Ковача даже противником было сложно назвать. Может он и умел за себя постоять, хотя, что тоже вряд ли, учитывая, сколько обычно рядом с ним находилось секьюрити, но атака пришлась слишком неожиданно, Клинт просто не давал ему возможности даже попытаться понять, что произошло.
«А Бартон разошелся. Неужели правда ревнует?»
Пока Хоукай продолжал вплотную заниматься их целью, Нат сообщила водителю координаты черного входа, неподалеку от которого он должен был ожидать их вместе с машиной. Все-таки хорошо, что контрабандист оказался таким болтливым, хвастаясь особняком, он даже не заметил, как шпионка вытянула из него необходимую для них информацию по максимуму.
- Не переусердствуй. Нет времени. Нам надо выбираться отсюда, пока его не хватились. – Вдова одним движением пальцев надавила на нужные точки в области шеи, чтобы окончательно вырубить Макса. Тот обмяк прямо в руках у Клинта. – Тащить его будешь ты, иди следом, а я расчищу нам путь, если понадобится. – Романофф привыкла быть лидером и даже в их парных миссиях зачастую принимала на себя командование, несмотря на то, что Бартону это не очень то и нравилось. Но сейчас такой расклад был более чем разумным, в конце концов, не ей, же тащить эту тушу на собственном горбу.
Сначала все шло гладко, и по счастливому случаю в коридорах парочка никого не встретила, видимо все продолжали торчать в большом зале да при парадном входе около фонтанов, плюс, путь до черного хода был довольно короток, но вот сам ход охранялся, что несколько осложняло задачу.
- Я вырублю охрану, а ты проверь его на наличие жучков. – Встав вплотную к напарнику, одними губами прошептала Вдова, чтобы их никто не услышал, попутно снимая свои босоножки.
- Мальчики, я, наверное, заблудилась, не подскажите где здесь туалет?
Ответить удивленные охранники не успели, так как вышедшая на улицу Наташа, времени зря не теряла. Одним мощным ударом локтя в висок, девушка вырубила одного, оттолкнулась и метко заехала ногой по ребрам другому, выбивая из его пальцев пистолет, еще один удар по лицу и второй противник оказался выведен из строя. Послышался треск материала.
«Черт, как же неудобно драться в платье. Надеюсь, Фьюри не потребует возвращения реквизитов».
С третьим пришлось повозиться, он был больше и сильнее остальных. Пожалев, что нельзя использовать пушку, дабы не создавать еще больше шума, Романова чуть не пропустила удар, но все-таки увернувшись, оказалась у противника за спиной, хорошенько заехав ему под коленную чашечку, и когда охранник согнулся от боли, шпионка сдавила его шею в удушающем захвате, через мгновение раздался тихий хруст костей. Шея была сломана.
- Пойдем. – Коротко кивнув стоящему в проходе лучнику, Вдова побежала к машине, стоявшей, как она и указала, в нескольких метрах за деревьями. Распахивая дверцу для Клинта с его ношей, сама шпионка села вперед.

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-08-10 19:41:55)

+1

9

- О-о, детка, боюсь твои извивания у ног моих, придется отложить на потом, - Бартон сопроводил свои слова характерным жестом бровями и снова вернулся к "груше". Ковач заметно не ожидал такого поворота событий, и попытки дать сдачи у него не было совершенно, мужчина лежал на полу даже не пытаясь вырвать свой галстук из руки напавшего, однако, явно испугавшись, что Клинтон ударит его еще раз, Макс отправил руку за спину и, вытащив новенький вальтер направил его ствол на грудь Сокола. Правда, раньше чем Ковач вспомнил как нажимать на спусковой крючок, пистолет оказался в руках Бартона, а его владелец получил очередной удар в нос. Агент выпрямился, выпустив галстук своей жертвы, и предоставил Ковача Вдове, которая изящным движением руки вырубила его.
- Без проблем, - скривился мужчина на "предложение" Наташи тащить контрабандиста. Признаться, её приказной тон Клинта раздражал, но, с другой стороны, не Романовой же нести эту тушу, она же… женщина все-таки.
В коридоре было на удивление тихо и пусто, неужели в зале было настолько весело? Бартон следовал за напарницей, время от времени дергая норовившего сползти с него Ковача. Впереди показался черный ход, который как назло охранялся. Процессия остановилась недалеко от двери, но так чтобы их не заметили.
- Я вырублю охрану, а ты проверь его на наличаие жучков, - отдала очередное указание Наташа, и не успел Хоукай и рта раскрыть, как она направилась приводить сказанное в исполнение. Оставив несчастных охранников на растерзание рыжей паучихе, агент опустил свою ношу на пол, прислонив к стене, и принялся за обыск. При Коваче кроме пистолета, который сейчас был заткнут за поясь Бартона, нашлись только связка ключей, телефон, может с какими-нибудь интересными звонками или записями – Клинт сунул его себе в карман, портмоне с добрым количеством денег и швейцарские часы (агент захотел такие же, хотя те чтобы были в данный момент на запястье, лучше). Не обнаружив даже намека на жучки и микрофоны, Сокол вновь захватил контрабандиста под плечо. Окинув взглядом разбросанных охранников, Бартон поднял правую бровь и посмотрел на Наташу.
- Вообще можно было обойтись без мордобоя, - заметил он, - сказали бы, что мужик перебрал, а разбитый нос это издержка неудачного падения. Не поверили вот тогда бы и!..
Агенты выбрались из здания и быстро скрылись за деревьями, где на трассе их ожидал черный автомобиль. Бартон затолкал Макса в любезно открытую Наташей дверь и сам пристроился с ним рядом.
- Куда теперь? – поинтересовался Клинтон, доставая из кармана найденный у Ковача телефон и открывая последнее вызовы, - Да, и, Нат, прости за все, что наговорил,.. вдруг тебе было неприятно, - агент усмехнулся и дернул бровями, также, как несколько минут назад.

+2

10

- А тебе не кажется, что даже такие увальни, как те ребята, как минимум заподозрили бы неладное, увидев, что мы тащим окровавленного человека непонятно куда, в котором еще, хоть и смутно, но угадываются черты лица Ковача? - Обернувшись назад, Таша скептично вскинула бровь, решив все-таки ответить на ехидное замечание Бартона, а затем перевела взгляд на их пленника. После всего произошедшего Макс точно еще долго не придет в себя... пока они его не заставят. – В идеале всех нужно было прикончить. – Спокойно добавила девушка, возвращая свое внимание к дороге.
Черный джип вырулил на безлюдные улочки Будапешта. Здесь были все те же старинные постройки, изредка мелькали деревья, а вот проезжающих мимо машин становилось все меньше, людей же на тротуарах в такой час и подавно не наблюдалось.
- Притормози. – Коротко скомандовала водителю Вдова. – Передай агенту Коулсону, что все идет по плану, мы скоро лично выйдем на связь. – Кивок головы в сторону дверцы ясно дал понять, что присланному Щ.И.Т.ом мужчине больше с ними не по пути, свою работу он выполнил. Без лишних вопросов водитель вышел из джипа, уступая место за рулем Романовой, и через несколько минут скрылся из поля зрения обоих агентов.
- Нам не нужны лишние глаза и уши. – Пояснила свои действия шпионка, поворачивая ключ зажигания и надавливая на педаль. Машина плавно сдвинулась с места, заворачивая за очередной угол. – Мы едем в одну заброшенную больницу, она находится на отшибе и про нее уже здесь никто толком не помнит. Безопасное и очень функциональное место для допроса. – Романофф некоторое время молчала, специально игнорируя последнюю фразу напарника, сосредоточенно глядя вперед. – Не волнуйтесь, агент Бартон, я умею быстро входить в роль и это всего лишь роль. – Полуофициальным, полуравнодушным тоном нарушила короткую паузу шпионка. Ей действительно не было неприятно или обидно от слов Клинта, девушка за всю свою жизнь сыграла столько, что половина Голливуда могла бы обзавидоваться. Образ – это всего лишь образ, когда играешь в шпионские игры, нацепляя маску за маской, необходимо забывать о любых эмоциях, только холодный расчет, только полная сосредоточенность на своей цели. Наташа знала эти правила, как никто другой, знала и старалась им следовать. С другой стороны, было что-то во всем сегодняшнем представлении новое... Весь это фарс, их ссора, оскорбления и «сцена ревности», что-то внутри Вдовы все-таки пошевелилось, на какую-то долю секунды, но задергалось, освобождаясь от постоянной ледяной корки. И поняла это Романова лишь, как говорится, постфактум, когда появилось время анализировать, а если точнее, то после извинений Хоукая. – Кстати, я бы никогда не приползла к твоим ногам. – Хмыкнув, Нат посмотрела на мужчину в зеркало заднего вида и по ее отражающимся в нем глазах было заметно, что она улыбается своей фирменной улыбкой, немного насмешливой и надменной, но все-таки искренней.
Через минут двадцать они оказались около здания госпиталя. Общий вид строения и окружающей его территории являл собой нечто удручающее. Постройка уже начала постепенно разрушаться, кое-где, в свете фар, виднелись трещины и обвалившиеся куски кирпича вперемешку с облицовочными материалами. Стекл практически не осталось не в одном оконном проеме, отчего становилось немного жутко – окна напоминали пустые глазницы с зияющим в них мраком, от небольшого ветра дверь на парадном входе поскрипывала, грозясь вот-вот слететь с петель окончательно. Вокруг здания валялся строительный мусор и какие-то булыжники.
- Если верить источникам, сначала эту больницу закрыли на ремонт, медицинское оборудование, инструменты и прочую утварь соответственно оставили на месте, но, даже толком не начав работы, финансирование заморозили... с тех пор госпиталь и стоит, ожидая обновления. Думаю, здесь мы найдем все что нужно, чтобы развязать Ковачу язык. – Выходя из машины, Наташа внимательно осмотрела периметр, но кроме ветра, грязи, темноты и их самих здесь явно никого не находилось. Сделав пару шагов в сторону строения, Черная Вдова чуть не зацепилась за надорванную и теперь неудобно свисающую ткань подола своего наряда.
«Чертово платье».
Недовольно выругавшись за то, что она почему-то не удосужилась взять с собой свой рабочий костюм и оставить на время приема в машине, Романова с силой дернула за низ тонкого материала, чтобы полностью его оторвать и тем самым дать ногам какую-то видимость свободы. Сделав еще несколько рывков, шпионка окончательно укоротила платьице, оставив минимальную длину – чуть выше колена.
«Теперь хоть драться будет проще, в случае чего».
Бросив ненужный кусок материала на сидение автомобиля, Таша резво зашагала за Бартонов внутрь больницы.
«Еще бы так легко от каблуков избавиться». – Разочаровано промелькнуло у нее в голове, когда она переступала через какие-то булыжники. Увы, босиком идти здесь было чревато.

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-08-17 03:58:13)

+2

11

– В идеале всех нужно было прикончить.
Наташа отвернулась, Бартон показал в её сторону язык, скорчив рожицу, и толкнул плечом голову Ковача. Видимо это природа Романовой, мочить всех подряд. Клинтон предпочитал убивать только тогда, когда это было необходимо. В свое время, он решил быть беспощадным и жестоким с теми, кто совершает зло безо всяких угрызений совести, Сокол убедил себя в том, что жалость нужно оставить и переживать по поводу чьей-то смерти от рук своих не стоит. Но эти убеждения рухнули, когда он встретил Наташу. Она была убийцей, он был убийцей. «Какая разница между нами?» - спрашивал себя Бартон. Выходило, что он был не лучше тех, кого убивал, и теперь спускал курок только тогда, когда не было другого выхода.
Углубившись в изучение телефона и вырубание возможной связи с помощью чудо-часов, агент не обратил внимания на то, что место водителя заняла его напарница.
- Угу, - буркнул мужчина, расслышав слова "заброшенная больница", - А кто такой Вячеслав Драгунов? - Бартон посмотрел в сторону сидения впереди, но, не обнаружив там Вдову, несколько растерявшись, поискал её глазами.
Спросил он неспроста, ведь у Наташи было богатое криминальное прошлое, вдруг она знает это имя? Правда, когда Клинту пришлось подчищать её хвосты, в огроменной перечни связей и охотников никакого Драгунова не было. По списку вызовов было видно, что Ковач часто звонил русскому, и сам он часто звонил контрабандисту, от этого становилось любопытно с какой целью они так не редко общались.
- Думаю, здесь мы найдем все что нужно, чтобы развязать Ковачу язык.
- Ты собралась его пытать? - усмехнулся Хоукай вытаскивая Макса из машины, не замечая, что того по голове треснула дверца, - Мне кажется он раскалится раньше, чем ты возьмешь в руки шприц.
Направляясь к зданию, Бартон почти невольно посмотрел на то, как Наташа расправляется с платьем, делая его короче. Поджав губы, мужчина отвел взгляд, дернул Ковача за рукав, чтобы он перестал сползать с него и продолжил путь к больнице. Чем дальше шел Клинт, тем больше вся эта затея казалась ему не разумной. Чего радости плестись по этим развалинам с этой тушей на плечах, а его напарнице в платье и на каблуках? "Надо было его в машине допрашивать, - подумал агент, остановившись на пару секунд на лестнице, - отъехали бы дальше на окраину... хотя, вдруг бы не одни оказались, мало ли тут наркоманов и "голубков", однако и здесь они могут быть. Бартон выпрямился, насколько это было возможно, окинул взглядом помещение и прислушался. Убедившись, что они с Романовой здесь в гордом одиночестве, мужчина остановился на втором этаже и опустил Ковача на стоящий, шаткий стул. В заброшенной больнице было холодно и жутковато. Видимо он остановился в каком-то кабинете. На железном столике горой лежали шприцы, под ними пара скальпелей. Вокруг валялись поломанные стулья, двери шкафчика были разбиты, на полу местами лежали лужицы грязной воды. Предварительно стянув руки Ковача жгутом, Клинтон зачерпнул в одной из луж треснувшим, найденным стаканчиком воды и плеснул ей в лицо мужчины. Тот вздрогнул и пришел в себя.
- Ку-ку, - Хоукай пощелкал перед ним пальцами.
- А, что?! Где?! – Ковач сузил глаза, всматриваясь в лицо Бартона, - Ку-куда вы меня притащили? – нервно спросил он и попытался вскочить со стула, но связанные руки помешали.
- Туда, где ты нам все расскажешь, - выпрямился агент, потирая затекшую шею.
- Кто вы? – задал наитупейший вопрос контрабандист, чем заставил Сокола прыснуть.
- Помощники Санта-Клауса, - с трудом сдерживая смех и представляя Фьюри в красной шубе с белой бородой, выдал Бартон.

+1

12

Наташа с самого детства ненавидела больницы: тошнотворный запах медикаментов, отвратительные бело-голубые, с легкой примесью зеленого, оттенки, наполняющие каждую палату, снующие туда-сюда врачи.. Это место ассоциировалось у Романовой с болью, причем не только физической. В любом госпитале, когда оказываешься прикованным к койке, лежащим под всякими капельницами и торчащими из тебя трубочками, начинает сквозить собственной уязвимостью и беспомощностью, а для Черной Вдовы эти два чувства были практически неприемлемы. В профессии шпиона и киллера высшего класса просто не должно существовать подобных понятий. Но страшнее роли бесполезного пациента,  для Таши являлось просто сидеть в коридоре и ждать, когда кто-то из дорогих ей людей занимает место девушки на этой самой больничной койке, под всеми этими трубками и капельницами. Наверное, именно поэтому она старалась сократить число таких людей... чтобы банально не подавать сердцу лишних поводов сжиматься сильнее, чем того требует физиология. 
Даже сейчас, несмотря на то, что выбранное ими для допроса здание было заброшенным, стоило Таше переступить его порог, как внутри что-то неприятно скрутилось, напоминая мышечный спазм, только причиной стало отнюдь не физическое недомогание, а, как назло, вспыхнувшие в памяти самые неприятные моменты из жизни, связанные с подобными местами. Настроение, конечно, подогревала вся обстановка в целом, которую они вместе с Клинтом смогли оценить в полной мере, когда шпионка нашла выключатель. Палата, до которой они умудрились дотащить Ковача практически в кромешной тьме (ну ладно, Бартону удалось дотащить), осветилась лампой дневного света, рассеивающей свое тусклое, дребезжащие и какое-то мертвенно-белое мерцание по всему помещению, открывая присутствующим прелести местного «декора». Агентам повезло, что электричеством часть здания, судя по всему, еще обеспечивали больничные генераторы, обычно располагающиеся в подвалах, потому что работать в полумраке было бы не очень удобно. С другой стороны, тогда бы они не увидели сей удручающей картины, которая больше подходила для съемок какого-нибудь фильма ужасов. По крайней мере, глядя на покореженную мебель, валяющиеся  во всех углах медицинские принадлежности, а также обшарпанные стены с еще едва заметным намеком на некогда идеально отштукатуренную и покрашенную поверхность, Романовой становилось неприятно. Не страшно, нет, а именно неприятно, словно из глубин сознания всплывали тягостные картинки собственного прошлого, приправленные долей смачных ощущений.
«И зачем я решила найти именно такое место, надо было отвезти его на обычный склад, знала же, что не выношу больницы». – Фыркнув своим мыслям, Вдова, тем не менее, тут же собралась, принимая беспристрастное выражение лица. Погруженная в себя, она даже пропустила мимо ушей несколько раннее брошенных Клинтом фраз, точнее, она услышала их, будто на автомате, не придав значения, но спустя несколько минут до нее все-таки начал доходить смысл сказанных им слов.
«Стоп. Вячеслав Драгунов. В списке контактов Ковача. В ЧАСТО используемом списке контактов!»
Наташа даже в лице изменилась, немного побледнев, когда осознала, чем начала попахивать их миссия. Девушка заметила, как Хоукай недоуменно уставился на нее. Ну конечно! Он ведь не сталкивался с этим типом лично, а Наташа вот сталкивалась, так сталкивалась, что потом только чудом спасла свою шкурку от участи оказаться на полу в виде личного коврика этого Драгунова. Судьба свела их еще во времена СССР, когда Романова уже не работала на КГБ, а окунулась с головой в преступный мир, став одной из самых востребованных наемниц и контрабандисток в своих кругах. Вячеслав же являлся крупной рыбой в криминальном сообществе: занимался продажей наркотиков, торговлей людьми, в частности поставкой проституток в разные части света, причем, превращая в секс-рабынь самых обычных девочек, порой, самых лучших, пропуская сначала через себя, перекупкой оружия, а также участвовал в еще куче всяких, мягко говоря, нелицеприятных вещах. Но больше всего он славился своей жестокостью, доходящей до настоящего садизма. А еще, Драгунов умел блестяще устранять предателей, опасных, а также просто стоящих и мешающих на его пути личностей, причем вырезал он обычно не только самого «виновника», но и его ближайшее окружение. Людей у мужчины для этого было предостаточно, да и сам он, порой, не брезговал принимать в подобных казнях своего непосредственного участия. Одним словом, страшный человек. Вот так, однажды, для подобного действа, он и нанял Черную Вдову, но рыжая ему понравилась, да и сама наемница тогда решила, что работодателя можно будет выгодно использовать... однако, для будущей шпионки все обернулось настоящим кошмаром, когда же она решилась сбежать, то обрекла себя практически на десятилетие подпольной жизни, с постоянным заметанием следов и оглядкой по углам, но затем и сам Вячеслав пропал, а позже появилась информация, что его убили, тогда-то Наташа, проверив все бесчисленное количество раз, и решилась выплыть обратно. Видимо, ее старому знакомому просто было необходимо залечь на дно и ему стало не до Черной Вдовы, только это объясняет, что при наличии Драгунова в добром здравии, она еще дышит.
- Где сейчас Вячеслав Драгунов? Как давно вы сотрудничаете? Это ему ты продал свою последнюю партию товара? Говори! – Шпионка схватила ближайший к ней скальпель и, недолго думая, потянула Ковача за загривок, запрокидывая голову пленника назад, тем самым открывая себе полный доступ к его шее. Лезвие оружия впилось в кожу, тут же оставляя красную полосу, из которой тонкой струйкой потекла кровь, голос девушки стал хрипловатым от напряжения, теперь шутить она точно не собиралась. Но Макс лишь усмехнулся своими ранеными губами, явно давая понять, что, несмотря на то, что он находится в таком положении, весь избитый и в неведении, так просто говорить он точно не станет.
- Если Драгунов на нас выйдет, у нас будут крупные неприятности...
«А у меня лично наступит маленькая катастрофа».
Эта фраза была произнесена практически одними губами, Романофф знала, что Клинт умеет читать по ним, да и ее глаза выдавали тень страха. В мире было мало людей, которых Нат действительно боялась, к сожалению, этот преступник был одним из них.
- Скоро сами все узнаете. – Ковач оскалился, сплюнув на пол сгусток крови. Гримаса страха и непонимания на его лице медленно перетекала в озлобленное выражение, корчащегося от боли человека, который, правда, явно был в чем-то уверен...

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-08-27 10:47:27)

+2

13

Клинт заметил, что Наташе в этом месте неуютно, и прекрасно знал почему. Сам он не мог спокойно, без воспоминаний смотреть на цирки и детские дома, она на больницы, Романову можно было понять. Однако напарница заставила Бартона задуматься, когда он увидел, с каким остервенением она хватает Ковача за волосы и подносит к его шее скальпель. Один вопрос, в котором фигурировало имя Драгунова, щелчком отдался в голове. "Все вопросы касаются его... не конкретных продаж, а Вячеслава. Что тебя связывает с ним, Наташа?"
- Если Драгунов на нас выйдет, у нас будут крупные неприятности...
Хоукай свел брови, слегка наклонив голову, читая слова по губам Вдовы, но контрабандист даже не дал ему успеть подумать.
- Скоро сами все узнаете.
Клинт поднялся с корточек.
- Не темни, - рыкнул он, наклонившись к лицу контрабандиста, понимая, что спросить Романову о Драгунове сможет потом, - Кто покупатель, черт тебя дери?!
- Проклятые голубки, - хрипло засмеялся Макс, кроваво улыбаясь, - Я же знаю, вы меня не убьете, будете хоть до утра тут торчать.
- Не убьем, - тихо проговорил Бартон и застыл. Ковач явно тянул время, но вот для чего?.. Хотя сейчас, важнее было вытянуть информацию и быстро свалить. Дело становилось сложнее, чем казалось.
- Вот только ждать до утра мы не намерены, - Клинт выпрямился и, повернувшись спиной стал у столика, где были свалены шприцы. Агент сунул руку в карман и вытащил оттуда маленький пузырек. Совершая ритуал наполнения шприца жидкостью, он тихонько смеялся про себя, надеясь, что его план сработает.
- Это, – Бартон резко повернулся к Вдове и Ковачу лицом, - сильнодействующий препарат, одна инъекция и тебя просто разносит говорить правду, - Клинтон вновь наклонился к контрабандисту, - главное никаких существенных ощущений, удивительная вещь, - мужчина ткнул шприцом Ковача в плечо и всем видом показал, как вводит сыворотку ему под кожу.
- Теперь, хочешь, не хочешь, но ты нам все скажешь. Правда.., не знаю, будет ли побочный эффект. Новинка! - он пожал плечами.
Никогда еще прежде Бартону не хотелось так рассмеяться в голос как сейчас. Перекошенное от ужаса физиономия Макса и в будущем будет ему вспоминаться. С трудом сохраняя серьезное выражение лица, Клинт скрестил на груди руки и оперся пятой точкой о столешницу.
- У нас крупные покупатели в Ираке, Драгунов вывел на них.... У нас с ним общее дело. Через него все и течет...
Удивительно, что могут сделать пара капель простого... внушения. Мужчина выдавал информацию, как Гугл, даже понятия не имея, что его обвели вокруг пальца. Агент и не думал, что его импровизация сработает так эффективно. "Ловкость рук и никакого мошенничества! Колбочка, два шприца, один с какой-то темной жижей, дальше всю остальную работу сделает мозг параноика, а я всего лишь фокусник".

+1

14

Последняя фраза Ковача Наташе ой как не понравилась. По идее, в его положении, мужчина должен был, как минимум бояться, а как максимум – по-настоящему паниковать, но кроме того, что ему явно очень больно от всех нанесенных травм, больше, особо, ни о чем говорить не приходилось. Он действительно выглядел уверенно, словно знал, что выкарабкается из этой передряги. Да, конечно, убивать они пленника не собирались, но вот сдать со всеми потрохами местным властям – однозначно, а с деталями преступлений, которые агенты сейчас постепенно раскапывали, засадить этого ублюдка до конца его дней труда не составит, даже с его деньгами и связями, уж слишком тот наследил. Хотя, когда Клинт ввел Максу «сыворотку правды», спеси в Коваче явно поубавилось, а вот настоящего страха – наоборот. Романова лишь ухмыльнулась, наблюдая за действиями Бартона. Забавно, иногда агрессия действительно не лучший помощник. По сути, Таша сейчас могла начать пытать их пленника, такими способами, которые ему и не снились даже, и мужчина бы раскололся, дергаясь в агонии, но обязательно раскололся. Однако у Хоукая выяснить все необходимое получилось куда лучше, можно сказать, просто играючи. Ее напарник работал исключительно в своем неповторимом стиле, да так, что при этом у самой Черной Вдовы на несколько минут поднялось настроение и она еле сдерживала веселую улыбку, глядя на весь этот цирк, где в роли клоуна, звездой всего действа оказался Максим Ковач.
Романофф активировала свое колье, а если точнее, то диктофон, который был в него встроен среди прочих необходимых на этом задании шпионских приспособлений, и чудо современных технологий начало жадно записывать все изливающиеся из преступника показания. Получился великолепный компромат для полиции и полезная информация для Щ.И.Т.а, чтобы действовать дальше и предотвратить оружейную сделку, только, несмотря на, казалось бы, удачное подведение итога данной миссии, у агента было плохое предчувствие, которое с каждой минутой только усиливалось...
Как и бывает в таких случаях, когда неприятности ооочень не вовремя (хотя, когда они вообще бывают вовремя?), наташино плохое предчувствие себя оправдало, причем с лихвой. Не успела девушка выключить диктофон после эпичной исповеди Ковача, как за дверью палаты, в которой они находились, послышался шум, а затем в помещение ворвались несколько вооруженных людей, тут же с удовольствием начиная палить по агентам.
- Твою мать! – Вдова даже не старалась скрыть своих эмоций и в такие моменты обычно непроизвольно переходила на русский. Она чисто инстинктивно шарахнулась за ближайший шкаф, каким-то чудом хватая с собой при этом свою сумочку, где лежали шокеры, когда воздух разрезали первые пули и пронеслись буквально перед ее носом.
«Чувствовала же, что что-то не так, слишком этот упырь был самоуверен.  Как же он умудрился вызвать себе подмогу...»
И словно отвечая ее мыслям, Ковач начал хрипло посмеиваться, показывая освобожденной рукой на место под мочкой уха, где под кожей что-то слабо мигнуло.
«Сволочь. У него был жучок прямо под кожей, а мы даже не заметили. Черт!» - Еще раз выругавшись, шпионка бросила взгляд на Клинта, который, благо, тоже успел найти себе кратковременное укрытие за другим шкафом, только вот надолго им это жалкие «щиты» жизни не спасут, необходимо было срочно что-то придумать.
- Живой? – Вопрос подразумевал – не ранен ли лучник. Выдохнув, Таша быстрым движением достала из сумочки два небольших овальных предмета, в которых заключались по 30000 вольт в каждом. Признаться, находились они в полной... в полном дерьме, потому что кроме лежащих на столах шприцев и скальпелей, да этих электрических зарядов, оружия у напарников с собой не было, в отличие от налетевших противников, но, в принципе, даже эти вещи могли помочь... оставалось лишь добраться до них и не схлопотать пулю в сердце. – Ну что, Бартон, готов? – И не дожидаясь ответа, Романова бросила свои «укусы Вдовы» в двух ближайших амбалов, тех, кто представлял наибольшую угрозу.

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-08-30 21:32:37)

+2

15

Ковач как-то резко прервал свою речь, словно специально упустив паузу на точке. Клинт только и успел голову повернуть на гостей, как пришлось немедленно укрыться за стоящей около стола тумбой. Мужчина сжался как сухой лист, слыша со стороны двери разносящиеся выстрелы. Под градом пуль агент позволил себя чуть выпрямиться, чтобы найти напарницу. Благо, та быстро спряталась за шкафом.
- А ты? - ступил Бартон на вопрос Вдовы. Не стоит отрицать того факта, что Хоукай был несколько пьян, оставаться "стеклым как трезвышко" после двух, нет трех или... в общем после N-ого числа бокалов шампанского может только Наташа, а вот у Клинта уже слегка все плавало перед глазами и вполне вероятно, что его импровизация являлась следствием ударившего в мозг алкоголя, поэтому отличится сейчас железной логикой он не мог. Наверно шампанское и сыграло с лучником злую шутку и он проглядел вшитый под кожу контрабандиста чип, "признаю, мой косяк".
- Ну что, Бартон, готов?
- Всегда готов, - Сокол выудил из кармана второй шприц и выпрыгнул из укрытия вслед за шокерами напарницы.
Когда двое из врагов дрыгались на полу охваченные током, третий уже стонал от боли сжимая проткнутую на сквозь руку. Ворвавшихся было человек десять. Агенты бы справились с ними на раз-два, будь они не вооружены до зубов, нон видимо отстаивать права на Ковача придется иным способом. Кувырком Клинтон достиг столика. сбагрив пару шприцов, он попытался нейтрализовать противников, но те не плохо стреляли и за бесконечными наклонами, поворотами и прыжками выиграть момент, когда бросить "оружие" становилось трудно. Тут в помещении показался ещё один "гость", он бы не привлек к себе внимания, если бы не был одет в строгий костюм. Это был высокий мужчина, приятной наружности, но с написанным на лице словом "сволочь". Незнакомец быстро оценил обстановку и на секунду задержал взгляд на Наташе. Его сначала удивленное лицо вдруг исказилось злостью.
- Рыжая моя, - прошипел мужчина, запуская руку под пиджак и вытаскивая пистолет и незамедлительно стреляя.
Бартон бросил шприц почти наобум, лишь наскоро оценив траекторию полета пули, одновременно с этим нагибаясь под очередным залпом. Хоукай упал на пыльный пол, услышав тонкий звон металла.
- Уходим! - рявкнул Клинт вскакивая на ноги и подбегая к окну, за которым виднелся скат крыши пристройки больницы.
Сейчас собственные жизни были дороже, и тратить силы на довольно сильных противников было глупо и бессмысленно, лучше убежать. Бартон прыгнул на траву с водосточной трубы и поспешил к оставленной напарниками машине.
- Теперь я за рулем, - бросил агент, занимая место водителя. Когда за Романовой захлопнулась дверь, Сокол повернул ключ зажигания. Поставив автомобиль диагонально дороге, мужчина дернул руль, врезаясь бампером в угол капота ближайшей машине сорвавших их задание мерзавцев, поворачивая её так, чтобы она стала стеной и помешала возможному преследованию. Вырвавшись на шоссе, Клинтон выбросил в окно мобильный Ковача, на случай если и там есть не обнаруженные маячки. Остановил БМВ Бартон в пустом дворике за гостиницей, где они прибывали. Езда была короткой и бешеной. Все происходящее нарочно путалось в голове.
- Это был Драгунов, да? - спросил Клинт, повернувшись к Наташе лицом, - Да, точно он. Может, расскажешь, что тебя с ним связывает... так связывает, что он лично хочет тебя прикончить?

+2

16

Наташа выскочила из своего укрытия вслед за Бартоном, с кошачьей грацией уворачиваясь  от выстрелов. На ощупь шпионка схватила с тумбочки горсть старых шприцев вместе с несколькими скальпелями и, мощными ударами выбивая из рук противников их оружие, всадила парочку иголок в сонную артерию первому попавшемуся на ее пути амбалу. Затем в ход пошли скальпели, так ловко рассекающие кожу, жизненно важные сосуды и артерии атакующих ее мужчин. Третьему противнику Таша в два прыжка обхватила своими ногами шею и излюбленным приемом сломала тому хребет, вуаля, еще одно тело падает около ее ног, словно тряпичная кукла. Краем глаза рыжая следила за напарником, но судя по всему, с Клинтом все было в порядке, по крайней мере, лучник заправски орудовал всеми этими медицинскими вещичками для защиты. Еще немного и агенты бы справились с внезапно нагрянувшими гостями, но в палату ворвалось новое действующее лицо, в котором Вдова сразу же узнала Драгунова, несколько постаревшего, но все такого же привлекательного мужчину с глазами настоящего зверя. От неожиданности и заполняющей ее паники, Романофф чуть не пропустила удар, обещающий ей глубокое ножевое ранение где-то в области желудка, за что, правда, все-таки поплатилась смачным порезом, нанесенным холодным лезвием прямо на боку.
«Черт...»
Наташа инстинктивно зажала рану рукой, тут же распластываясь на полу, чтобы пули ее знакомого не превратили ее в ходячее решето.
«Я тоже скучала, Вячеслав».
Даже в такие минуты шпионка умудрялась включать свой сарказм, он помогал не задумываться обо всей серьезности неприятностей, в которые они попали и фактическом провале задания. То, что Драгунов узнал спустя столько лет, что Нат жива было очень и очень плохо, по мнению Романовой, его, во что бы то ни стало, необходимо убрать, потому что уходить в подполье еще лет на десять девушка точно не собиралась, а предоставлять преступнику возможность отомстить – и подавно. Если бы она сейчас не представляла собой такую легкую добычу, то, не задумываясь, бросилась бы на эту мразь, чтобы вырвать его сердце собственными руками, да жить потом себе спокойно, но, увы, в данную минуту шансов на победу у Вдовы было катастрофически  мало, плюс, когда ты работаешь в команде, о напарниках тоже стоит задумываться, подставлять Хоукая Романовой совершенно не хотелось.
Против предложения лучника о побеге Черная Вдова совершенно не возражала и как только появилась возможности, рывком вскочила на ноги, бросившись в окно вслед за Бартоном. Скатившись вниз по крыше, девушка приземлилась босыми ногами на землю, и, не сбавляя темпа, побежала к ожидавшей их за углом машине. Последнее, что она успела услышать, это рычащий голос Драгунова: «Я достану тебя, Наталия, и ты пожалеешь, что не сдохла за это время». Фраза очень ободряющая, нечего сказать, а самое противное, что этот человек слов на ветер не бросал и если обещал что-то, то сделает все, чтобы выполнить свое обещание.
Только скользнув в салон автомобиля, Романофф выдохнула, переводя дыхание, тут же ощущая неприятные ощущения в области рассеченного бока. По мере падения уровня адреналина в крови царапина начинала давать о себе знать. Согласно кивнув Клинту (все равно она бы сейчас не смогла нормально вести), девушка откинулась на спинку сидения, размышляя, что им делать дальше. Просто так покинуть Будапешт в любом случае не получится, и подводить Фьюри было нельзя, несмотря на то, что они добыли достаточно много полезной информации, теперь придется исправлять свои косяки, уж слишком оба засветились, да еще и этот всплывший Драгунов, который точно не даст Вдове покоя, пока не всадит в ее тело несколько пуль.
- Давай я тебе все внутри расскажу. Мне нужно переодеться и обработать порез. – Вдова предполагала, что Клинт обязательно что-то спросит обо всей этой истории, любой бы на его месте спросил. Вот поэтому Наташа и предпочитала работать в одиночку, потому что когда ты один, то ответственность на тебе лежит только за себя самого и даже при таких вот форс-мажорных обстоятельствах, не нужно беспокоиться, что из-за твоих проблем пострадает посторонний, к тому же, не безразличный тебе человек.
Поднявшись в номер и плотно закрывая за ними обоими дверь, рыжая задвинула в комнате занавески и шмыгнула в ванную. Все тело ныло, а ссадины неприятно пекли. Теперь, оказавшись в безопасности и довольно комфортной обстановке, шпионка поняла, насколько она замерзла и устала. Включив горячую воду в душе, Романофф с невероятным наслаждением подставила лицо под сильный напор, словно смывая с себя весь сегодняшний день. Порез на боку больно обожгло, но девушка позволила горячим струям промыть рану и прогреться каждой клеточке своего тела. Спустя минут тридцать, забинтовав бок и надев халат, Наташа вернулась обратно в комнату и усаживаясь в кресло, уже полностью пришедшая в себя и успокоенная, решила раскрыть Бартону некоторые детали своего прошлого.
- Вячеслав Драгунов был моим клиентом. Он вышел на меня через посредников, потому что ему был нужен один из самых лучших киллеров для устранения одной нежелательной личности. В то время у меня была очень хорошая репутация среди преступного мира, все знали, что свои заказы я выполняю быстро, четко и безукоризненно, поэтому ему посоветовали мою персону. Мне было не особо важно на кого работать, поэтому увидев сумму, которую он перевел мне только в качестве аванса, я немедленно согласилась. – Вдова немного поморщилась, припоминая детали этой истории, которые ей бы хотелось забыть навсегда.  – В процессе, наши отношения зашли намного дальше, чем просто рабочие... Я приглянулась ему, и просто так отпускать он меня не захотел, да и я не была особо против, подметив, что Драгунов довольно выгодная партия, которую можно использовать. Это и стало моей роковой ошибкой, потому что надо было бежать без оглядки, пока был шанс. Но... – Девушка кашлянув, замолчала на мгновение, но потом все-таки закончила. – В итоге я стала членом его банды, любовницей и карателем неугодных ему личностей одновременно. Но, чем больше я погружалась в дела Вячеслава и узнавала его лично, тем страшнее мне становилось, потому что я прекрасно начала понимать, что меня ждет в конце. Когда стянувшаяся на моей шее «удавка» практически полностью перекрыла кислород, я сбежала. Правда, по-тихому этого сделать не получилось. Меня поймал главный протеже Драгунова, пытаясь остановить и передать в руки своего «приемного отца». Мне пришлось его убить. Вячеслав не прощает такого, не прощает предательства, а уничтожив, пожалуй, единственного человека, который для него хоть что-то значил, я подписала себе изощренный смертный приговор. – Выдохнув, Романова прикрыла глаза, запрокидывая голову назад и вновь замолкая. В скольких неприятностях она уже успела побывать за всю свою жизнь, сколько времени бегала по углам, превращаясь в тень, иногда рыжая сама ненавидела себя за подобное. – Мне пришлось скрываться практически десять лет, скача по миру, как ненормальная, превращаясь в призрака, но потом я выяснила, что он мертв и только тогда смогла вернуться к обычной жизни, насколько это вообще возможно в моем случае, конечно. Именно поэтому я так отреагировала сегодня. Видимо, Драгунов инсценировал свою смерть, чтобы тоже отчего-то себя обезопасить.

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-09-02 18:57:53)

+1

17

понять и простить.
Бартон гнал автомобиль, прокручивая в голове как пленку то, что случилось, превосходство Наташи в бою, свое неожиданное попадание шприцом в пулю,.. Драгунова. У того на лице было написано, что он мразь, но видимо умел нравиться женщинам. Агент отогнал ненужные мысли, бросая взгляд на зеркало заднего вида. Краем глаза он заметил кровь на платье Наташи и, с трудом скрывая опасение за её самочувствие, которое по любому не могло быть замечательным, снова отвлекся на дорогу.
- Тебе точно не нужно в больницу? - спросил Сокол напарницу, когда нога нажала педаль тормоза, но отказ был очевиден.
Напарники вернулись в номер. Все кто не спал таращились на них, словно на восставших из могил мертвецов, не удивительно - сейчас они не были такими нарядными как пару часов назад. Дверь номера захлопнулась и, наконец, можно было облегчённо вздохнуть.
Своей фирменной прыгающей походкой Клинтон прошел в номер, стягивая с себя пиджак и оставляя его на кровати. Выудив из ящика в тумбочке пластырь, агент пришлепнул его к царапине на руке, которую получил, неудачно упав на стекло. Бартон услышал тихие шаги Романовой по ковру и обратил на неё внимание. Когда напарница заняла место в кресле, он, готовый слушать сел на кровать напротив неё. Клинт не перебивал, пытаясь вникнуть в слова Наташи своим не трезвым разумом. Теперь он понял, почему Драгунова не было в списке тех, с кем пересеклась Вдова, и понял, реакцию девушки на его имя. Видимо он был действительно очень страшным человеком, что даже Наташа предпочитала с ним не связываться.
- Он не доберется до тебя, - Бартон чуть подвинулся вперед, усаживаясь на самый край и опираясь локтями в колени, - даю слово.
Странное желание защитить напарницу вдруг прокралось в душу лучника. Он уже спас её сегодня и готов был это сделать еще раз. Прежде ему не приходилось видеть Наташу такой, она не казалась Клинту уязвимой еще ни разу,.. хотя, нет, был момент. Тогда Бартон сам собирался пустить стрелу ей в голову, но не смог, в том прошлом Романова была такой же, сильной, но в то же время напоминала бабочку, которой легко навредить одним прикосновением. В секундном порыве мужчина сорвался с кровати, склонился над девушкой и легкий трепетный поцелуй тут же превратился в страстный и пламенный. Пальцы утонули в мокрых огненных волосах, пьяное сердце теплыми ударами разгоняло кровь по венам. Что же ты делаешь с ним, Наташа?

+2

18

Реакция Бартона удивила Наташу. Если честно, она совсем не ожидала подобной заботы и... нежности. Нет, ее напарник никогда не представлял собой бесчувственное бревно, но, обычно, они оба старались оставаться максимально сдержанными. Их взаимоотношения всегда были сложны для понимания, даже для них самих. Весь этот замес на долге, симпатии, чего греха таить, обоюдном влечении и страсти, которые зачастую овладевали агентами, являлся мозговыносящим коктейлем. Стоит только немного попробовать на вкус, как в голову сразу же ударят пьянящие градусы и неизвестно к каким последствиям это может привести. И Черная Вдова, и Соколиный Глаз боялись переступить эту грань, потому что не хотели потерять те отношения, что уже медленно начали складываться между ними за время совместной работы.
Губы Клинта оказались теплыми и мягкими, на минуту Наташа даже поддалась порыву, отвечая на внезапный поцелуй. Девушка обвила шею лучника руками, притягивая его к себе ближе... намного ближе. В уме отчаянно бились всего две мысли: «Что ты делаешь, Клинт?» «Что ты делаешь, Наташа...»
Романова постепенно увеличивала напор, идя на поводу у подавляемых в течение столького времени желаний, и, если бы рыжая продлила все это еще хотя бы на пару минут, то уже точно не смогла остановиться. Но остановиться было необходимо.
- Клинт... Клинт, сейчас не самое подходящее время...
«Когда же оно только наступит... подходящее время?»
Таша провела ноготками по коже на шее мужчины, слегка царапая ее. Шпионка с трудом отстранилась от агента, медленно выпуская из своих объятий. Кто бы знал, как бы в этот момент ей хотелось переступить ту самую грань...
- Нам нельзя, Бартон... По крайней мере, сейчас. – Чтобы не продлевать этой маленькой пытки, Вдова резко вскочила с кресла, отходя в сторону. Порез на боку сразу же дал о себе знать, отрезвляя физической болью. Это хорошо. Чем больнее будет ее телу, тем скорее пройдет возбуждение, поэтому Наташа начала специально мерить комнату шагами, чтобы встревожить все полученные раннее травмы. Неприятные ощущения не заставили себя долго ждать и рыжая поморщилась, но не остановилась. Наконец-то, когда агент поняла, что успокоилась, она повернулась обратно к напарнику.
- Хоукай, нам нужно отдохнуть. Был тяжелый день, а завтра он будет еще тяжелее. Мы накосячили и придется это исправлять. Пойдем спать.
Таша как-то тяжело вздохнула и направилась к постели. Она легла на край и повернулась лицом к стене. Уснуть теперь точно будет куда сложнее, даже, несмотря на адскую усталость. Слишком много мыслей. Но Романова закрыла глаза и очень постаралась отдаться в руки Морфея.
Как и предполагалось, спала она плохо, ей снились странные психоделичные сны и, в итоге, девушка проснулась едва только начало светать. Клинт безмятежно сопел под боком, глядя на его усталое лицо, шпионка решила пока не будить агента. У него еще есть в запасе как минимум часа два...
Вдова переоделась в свою форму и тихонько выскользнула из номера. Хотелось подышать свежим воздухом, а заодно осмотреться и обдумать план действий. Об окончании вчерашнего вечера она предпочла пока забыть.
В Будапеште сегодня было солнечно и с утра немного прохладно. Романова отошла от гостиницы всего на несколько метров, когда почувствовала укол где-то в области шеи. Дротик. Девушка вытащила из кожи иглу и поняла, что вляпалась. Перед глазами начало все плыть, то ли от снотворного, то ли от яда, Наташа не успела определить, и шпионка потеряла сознание, падая на твердую землю...
«Какая же ты дура, Наташа...»  –  Последняя мысль, мелькнувшая в ее сознании перед тем, как рыжая отключилась окончательно.
- Ммхмм... – Агент медленно приходила в себя, пытаясь разомкнуть веки, но получалось это с трудом. Ее голова кружилась, а во рту все пересохло, как после сильнодействующего наркоза. Таша сидела на стуле и руки девушки были привязаны к его спинке.
«По крайней мере, я еще жива...»
- Ну здравствуй, дорогая.
Слух резанул такой знакомый и в тоже время пугающий мужской голос.
«Господи, лучше бы они выстрелили в меня ядом».
- Я скучал, а ты?
Глаза Вдовы молниеносно открылись, и она увидела перед собой садистки улыбающееся лицо Драгунова.

Отредактировано Natasha Romanoff (2012-10-09 00:38:34)

+3

19

Ответ Наташи был неожиданным и приятным. Он пьянил больше выпитого шампанского и о том, чтобы остановится, не было даже мысли...
- Клинт... Клинт, сейчас не самое подходящее время...
Бартон чуть вздрогнул от легкого покалывания на шее. В секунду он оставил губы Наташи и посмотрел ей в глаза.
- Прости, - едва слышно произнес он, немедленно выпрямляясь, поворачиваясь спиной и отходя в сторону. "Дурак, настоящий дурак!" - ругал себя агент, глубоко вздохнув. "Проклятый алкоголь... надеюсь, я не утянул Нат в прошлое, которого она так остерегается. Хотя чего наедятся, она уже сегодня столкнулась с ним..." Мужчина подошел к окну и чуть отодвинул занавеску. Волшебная ночь окутала Будапешт, звезды сливаются с горящим в домах свете и отражаются на мокром асфальте. Иногда тени проходящих мимо людей проглатывают огоньки повсюду, и быстро выплевывают их обратно. Предложение Романовой на счет "спать" было более чем понятным. Бартон устроился на кровати прямо в костюме. В его нетрезвой голове вертелись и путались беспорядочные мысли и образы, они мешались с усталостью и выдавали абсолютный бред по поводы работы, Наташи, снова работы.., снова Наташи.., потом с громким счетом запрыгали овцы и все погрузилось в кромешную тьму.
***
Клинт лениво повернулся на другой бок, продолжая спать. Он бы наверняка валялся еще целый час, если бы органы чувств не подали сигнал тревоги. Слух донес до мозга информации, что кто-то прохаживается по комнате и это была явно не Романова, так как пар ног на ковре было больше одной. Почувствовав рядом с собой чье-то чужое присутствие, Сокол проснулся. Примерно рассчитав расстояние от себя до цели, мужчина развернулся и, вытянув руку, сцапал стоящего рядом незнакомца за ворот одежды. Поднимаясь, он подтянул к себе неизвестного и с силой ударил его голову своей. Оттолкнув от себя первую цель, Бартон наскоро оценил обстановку. "Трое? Почему так мало?" Агент схватил подушку и швырнул её в стоящего слева мужчину, отвлекая того от возни за пазухой. Третий, попытавшись приблизиться, получил в челюсть ногой. Готовый к нападению противников Клинтон вдруг заметил, что Наташа пропала. Собрав логическую цепочку, агент отразил удар ножом пришедшего в себя врага. Хоукай выбил оружие из рук мужчины и ловким движением свернул ему шею. Рев машины за окном дал понять, что стоит поторопиться. Бартон сразу смекнул, что эта троица и исчезновение Наташи связаны не только между собой, но еще и с Драгуновым.
- Минус один. Что зажались, мальчики? - Сокол кровожадно улыбнулся.
Оба мужчины решили наброситься на Клинта скопом, чем сделали агенту одолжение. Бартон припал к полу, одарил подножкой одного убийцу и, вскочив, подлетел к другому, наваливаясь на него и ударяя головой о стену.
- Ты. Где она? - Клинтон склонился над лежавшим на ковре, - куда её увезли? - агент стал коленом тому на грудную клетку, - я жду ответа.
Мужчина утробно молчал, сверля Сокола гневным взглядом. Ему стоило отдать должное, он не спешил раскалываться. Правда, молчание злило Клинта, он догадывался - быстро Драгунов Романову не прикончить, но растягивать удовольствие с поверженным врагом не хотелось. Бартон схватил мужчину за грудки, поднял с пола и, встряхнув, бросил в кресло.
- Я не в игрушки играю, - прорычал Хоукай подняв с пола нож и приставив его к горлу негодяя, - сейчас ты быстро выкладываешь мне место иначе проверишь на себе мои хирургические навыки!
Мужчина опустил взгляд на нож у горла, чувствуя, как холодный металл касается кожи и вновь обратил глаза на Бартона. Молчать он больше не собирался.

+3

20

Как только действие снотворного прошло окончательно, Романова смогла незаметно осмотреться. Положение ее было весьма невыгодно: привязанная к стулу, полностью обезоруженная и все еще немного вялая, шпионка оказалась на каком-то заброшенном заводе, находящемся явно где-то на окраинах столицы. Напротив нее столпились прихвостни Драгунова, человек десять, не меньше, ну а сам Вячеслав расхаживал у Черной Вдовы за спиной. Периодами, опуская свои шершавые ладони на Наташины плечи, он медленно оглаживал руки и бока рыжей, поднимаясь вверх, смыкал пальцы на ее шее, а затем переходил на позвонки, прощупывая каждый в отдельности. И делал это террорист далеко не с нежностью, с какой мужчина способен прикасаться к женщине, наоборот, Драгунов специально старался доставить как можно больше болезненных ощущений, оставляя на коже внушительные кровоподтеки и царапины, словно без слов показывая своей пленнице, что всего лишь одно движение, и ее красивая шейка будет свернута.
- Наташа... глупая Наташа. – Вячеслав присел на корточки перед Романовой и, облокачиваясь локтями прямо об колени девушки, совершенно не стесняясь того, что сам по себе он далеко не пушинка, а острые кости довольно чувствительно впивались в тело, оставляя новую порцию синяков. Его самодовольная ухмылка маньяка, по-другому и не скажешь, вызвала у шпионки неприятный, пробежавший по спине холодок, но, ни один её мускул не дрогнул, и внешне агент сохраняла спокойствие удава, как всегда впрочем. Да и вообще, даже если ей суждено сегодня умереть, рыжая не доставит своему врагу такого удовольствия, чтобы Драгунов не делал, страха или мольбы на её лице он не увидит, иначе она не Черная Вдова. – Столько лет прошло... а ты совсем не изменилась, как это возможно? – Мужчина перехватил подбородок Таши двумя пальцами, бесцеремонно вертя голову пленницы в разные стороны, пристально рассматривая, чуть прищурив свои глаза.
- У меня хороший косметолог. – Говорить стало тяжело из-за сдавленной челюсти, поэтому вместо ответа у Романовой получилось скорее нечленораздельное мычание.  Хватка Драгунова была невероятно крепкой, и шпионке казалось, что еще немного и на лице что-нибудь обязательно хрустнет.
«Откуда у него столько силы?..»
Террорист находился так близко... Кто знает, может это единственный шанс, когда Вдова имела возможность довольствоваться столь тесным контактом, ведь, несмотря на то, что преступник любил мучить своих жертв, выступал он по большей части лишь в роли стороннего наблюдателя, эдакого извращенного вуайериста. Хотя, учитывая его ненависть к Наташе, есть вероятность, что Вячеслав лично удостоит девушку этой чести. Пока же, выслушивая угрозы своего врага, Романофф уже просчитывала варианты внезапной атаки, которая смогла бы вывести его из строя, а затем способы нахождения выхода из столь неприятной ситуации. Если бы здесь был Клинт, он бы смог взять большую часть охраны Драгунова на себя, пока Вдова занималась бы хозяином банкета, но, увы, он остался в номере.
«Надеюсь, Бартона не застали врасплох и он в порядке...»
- Думаю, тебе он больше не понадобится, милая. Я его заменю... – Шанс упущен, мужчина резко подскочил с места, отходя от агента в зону недосягаемости... прямо к столу с всякими разными инструментами. Такие есть и в Щ.И.Т.е, в камерах для допроса, на случай, когда преступники отказываются добровольно раскрывать особо важную информацию. Чего греха таить, Вдова тоже занималась подобным, а теперь, видимо, пришла расплата. – Знаешь, я всегда любил химию, а ты? Меня приводят в восторг разнообразные эксперименты с химикатами. Недавно я создал одну новую штуку, давай протестируем её на тебе, м? Прямо на твоем чудесном личике... – Террорист обернулся на пленницу, держа в руках колбу с каким-то раствором, изредка побалтывая им, и с совершенно невинным выражением, медленно направился к шпионке. – Зря ты не сдохла за эти десять лет, Романова. – Его лицо перекосилось от злобы, Драгунов уже приготовился вылить первые капли этой сомнительной жидкости на кожу Вдовы, отчего та сжала зубы, буквально прирастая к стулу, приготовившись к чему-то очень болезненному, но внезапный, настойчивый телефонный звонок, раздавшийся из кармана пиджака Вячеслава, ненадолго отстрочил пытку.
- Считай, что тебе повезло, дорогая. Мне нужно отойти, но вскоре мы снова увидимся, не скучай. – Явно разочарованный, преступник повесил трубку после непродолжительного разговора и, кивнув одному из своих амбалов, чтобы тот внимательно стерег его трофей, направился к выходу из складского помещения.
«Господи...»

+2

21

Выйти из номера агент не рискнул, как и спуститься из окна к машине. Получив адрес, он заткнул поверженному мужчине кляпом рот и вырубил. Наскоро собравшись, Клинтон через балкон выбрался на крышу. Город лежал как на ладони, (особенно если в твоей руке навигатор) и можно было без проблем проложить маршрут.
Бартон искренне надеялся успеть. Теперь все легло на его плечи: жизнь напарницы и сама операция. Не сказать, чтобы подобного не было прежде, но почему-то именно сегодня Клинту казалось, что сложившаяся ситуация куда сложнее. Ему было странно и непривычно осознавать, что Наташа для него важнее, чем исход дела, хотя... что может быть странного в том, что тебе не хочется рисковать кем-то из-за кучки бандитов? Сокол тут же попытался убедить себя в одинаковой важности и того и другого, но Вдова все равно упорно вставала на первое место.
Крыши были скользкими от дождя, и иногда лучник рисковал свалиться, но он бы не был самим собой, если бы в последний момент не успевал удержать равновесия и не сорваться. "Тернистый" путь, наконец, закончился, когда Бартон застыл на вершине одного здания, откуда было видно противоположное, куда ему нужно было проникнуть. Агент быстрыми, но осторожными шагами выдвинулся по краю карниза, чтобы заглянуть в любое из ближайших окон. Оказавшись почти на самом конце, он остановился. Острый глаз помог разглядеть в маленьком оконце, ниже последнего этажа, рыжие кудри Наташи и руки мерзкого типа находящегося рядом. Увидев, Драгунов собирается, что плеснуть на лицо Романовой Клинтон натянул тетиву. Еще мгновение - он пустит стрелу и она вонзится в руку русского мерзавца, но в тот самый момент, когда пальцы собирались отпустить хвостовик Вячеслав замер, а потом, выпрямившись и достав из кармана телефон, отошел в сторону.  Бартон впал в секундный ступор, только что план казался вполне ясным, но столь неожиданный поворот событий возник перед глазами знаком «стоп».
- Сюрприз!
Клинт автоматически махнул рукой за голову и сжал ладонь на руке верзилы стоявшего за ним с пистолетом. Развернувшись, мужчина перехватил оружие и выстрелил.
- Андрис! Все в порядке?!
Агент бросил дикий взгляд на лежавшую рядом с убитым рацию. Проклиная себя за оплошность – пара минут и на крышу сбежится целая армия, Бартон повернулся обратно к окну. «Придется импровизировать», - с этой мыслью Клинт сменил наконечник стрелы легким движением пальцев по рукояти.
Выстрел. Трос. Глубокий вдох. Звук разбивающегося стекла. Сокол чудом не снес собой привязанную к стулу Наташу. Не очень мягко приземлившись на холодный пол, агент не успел вовремя встать и кинуться к напарнице, некто схватил его за шкварник, как котенка и, встряхнув, швырнул в стену. После смачного удара Клинт готов был поклясться, что видел звездочки и радужных пони, но о них тут же пришлось забыть, так как напавший не спешил оставлять жертву в покое. Постепенно приходя в себя, лучник, согнув руку в локте, резко отразил направленную в него атаку. Огроменный мужчина, не смотря на изощренные попытки агента дать сдачи, все же ухитрился схватить Клинта за ворот куртки и поднять над полом. Окончательно осознав, что считать летающие глюки нет времени, Бартон вцепился в запястье противника и, изогнувшись со всей силы, пнул амбала по роже ногой. Тот выпустил мужчину и взялся за разбитый нос. Между тем Сокол вскочил с пола, разбежался и запрыгнул на врага, обвив его шею рукой и в коротком полете оказавшись у него за спиной. Не желая быть задушенным, недруг вновь вернулся к стене, пытаясь сбить с себя назойливого агента. Не смотря на нестерпимую боль, Бартон не смел ослабить хватку, он сжимал и сжимал руки на горле амбала, пока тот бездыханно не сполз вместе с ним по бетонной стене. Но расслабляться было нельзя - в комнате, услышав шум, показался Драгунов.

+1


Вы здесь » Relapse Collapse » флешбэк. » B U D A P E S T


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC